Виталий Анатольевич Козярскийадвокат, кандидат юридических наук. С 2009 года является членом Адвокатской палаты Московской области. Общий стаж в юриспруденции с 1993 года. В.А.Козярский представляет адвокатскую помощь на русском, немецком, английском и украинском языках.

phone:
e-mail:
skype:

8-925-514-58-75
kosjarski@yandex.ru
kosjarski

Адрес: Москва, Проспект 60-летия Октября, дом 29к2

График работы:
Пн-Пт: 10:00 - 20:00
Сб-Вс: по записи

Критика российского академического источника по корпоративному праву

В качестве рабочего материала при написании своего диссертационного исследования автор останавливался, в частности, на учебниках Т.В.Кашаниной. В них содержатся спорные и неоднозначные положения об истории развития и становления корпоративного права. В учебниках Т.В.Кашаниной содержится определение предмета корпоративного права РФ и рассматривается каждый вид юридического лица – хозяйственного общества или товарищества, корпоративные нормы и формы их выражения, освещаются различные стороны деятельности хозяйственных обществ и товариществ (финансовая, связанная с выпуском ценных бумаг, управлением, использованием рабочей силы и т.д.). На основе этого однозначно можно сделать вывод о том, что корпоративное право в РФ обрело, наконец, свою академическую форму выражения – учебник. Однако следует при этом отметить, что общая часть данных учебников чрезмерно обременена изложением классических концепций деления права на частное и публичное, гражданское и хозяйственное, хозяйственное и предпринимательское и т.д.

Следует все-таки признать совершенно справедливым вывод, сделанный Т.В. Кашаниной, о том, что «корпоративное право – это ядро предпринимательского права»1, что «корпоративное право – это юридическая форма экономической свободы»2, царящей в том или ином обществе.

Из этого автором делается вывод, что в современной действительности корпоративное право стало институтом предпринимательского (хозяйственного) права. На эту мысль наталкивает тот факт, что сам институт права носит, в первую очередь, комплексный характер. Предпринимательское (хозяйственное) право как раз и отличается комплексностью регулирования соответствующих правоотношений. Отсюда, наличествует явная взаимосвязь в предмете и методе регулирования и у корпоративного права, и у предпринимательского (хозяйственного) права.

Неудачным представляется использование профессором Т.В. Кашаниной самого термина «корпорация», который имеет в англосаксонском праве конкретное значение и соответствует российскому понятию «юридическое лицо». Т.В. Кашанина относит же к «корпорациям» в РФ, практически, все виды хозяйственных обществ, товариществ, а также некоммерческих организаций, делая, при этом, исключение лишь для учреждений и унитарных предприятий, что также, по мнению автора, неверно, так как они также являются юридическими лицами по праву РФ. Причиной несогласия автора с выводами Т.В. Кашаниной является то, что предложенные профессором все варианты российских «корпораций» и «некорпораций» и так являются юридическими лицами, что подразумевает их сходный статус с первоначальными организациями – юридическими лицами.

В связи с этим не совсем удачным представляется определение и понятия корпоративного права, данного профессором Т.В. Кашаниной в своих учебниках, а именно: «корпоративное право – это система правил поведения, которые разработаны в организации, основанной на объединении лиц и капиталов, выражают волю ее коллектива и регулируют различные стороны деятельности данной организации»3. В данном определении упор сделан, на, так называемом, «локальном нормотворчестве юридического лица», которое относится, скорее, к специфике трудового права, а не корпоративного, при этом оставлены без внимания прочие источники правового регулирования деятельности юридических лиц – законы и подзаконные нормативные акты, имеющие превалирующее значение. Данное определение характеризует, по мнению его автора, корпоративное право с широкой точки зрения. В узком же смысле, по мнению профессора Т.В. Кашаниной, под корпоративным правом следует понимать как в РФ, так и за рубежом (в частности, в англосаксонских странах), акционерное право. Однако в данной конструкции применительно к РФ имеется, по мнению автора, определенное противоречие. С одной стороны, профессор Т.В. Кашанина к «корпорациям» относит большинство российских юридических лиц, а не только АО, и в то же время термин «корпоративное право» оказывается применимым только к одной разновидности «корпорации» - акционерному обществу.

Можно было бы определить корпоративное право как систему норм, регулирующих правовой статус юридических лиц. В качестве аргументов в пользу именно этого определения, предлагаемого автором, служит само название «корпорация» (corporation). Данный термин используется в англосаксонских странах и обозначает в широком смысле «юридическое лицо». Этот термин был известен еще римскому праву – «corporatio» (особая разновидность юридического лица – universitas), который и был позаимствован англосаксонским правом. Ввиду того, что право большинства англосаксонских стран не кодифицировано, различные институты и отрасли права в этих странах носят собирательное название: «договорное право», «деликтное право», «корпоративное право» и т.д. Таким образом, корпоративное право (corporate law) – это право юридических лиц, воплощенное в законодательных и подзаконных актах данного государства.

В свою очередь, немецкая доктрина в рамках изучения курса корпоративного права («Gesellschaftsrecht») не проводит существенного различия между терминами «juristiesche Person» и «Gesellschaft»4, то есть между термином «юридическое лицо» и термином «общество» в широком смысле слова как неким корпоративным образованием. В узком же смысле слова термин «Gesellschaft» будет означать разновидность организационно-правовой формы юридического лица – общество (АО, ООО и т.д.). Таким образом, мы видим, что корпоративное право в англосаксонском праве изучает правовое положение корпораций (юридических лиц), в немецком праве – правовое положение обществ в широком смысле слова (правосубъектных и неправосубъектных образований), в российском праве – правовое положение юридических лиц. Объединяет все три правовые системы то, что предметом исследования в рамках корпоративного права являются различные объединения физических и юридических лиц.

В учебнике профессора Т.В. Кашаниной имеются и иные спорные положения. Так, Т.В. Кашанина относит к числу преимуществ товариществ в РФ5:

  • относительную простоту их создания,
  • преимущества в налогообложении,
  • возможность для высококвалифицированных работников стать партнерами фирмы.

Первое преимущество весьма сомнительно, так как любое товарищество в РФ является юридическим лицом, то на него полностью без малейшего исключения распространяется порядок регистрации юридических лиц, предусмотренный соответствующим российским законом. Какие-либо льготы по созданию такого вида юридических лиц российский законодатель не предусмотрел.

Во-вторых, ввиду того, что российское товарищество с налоговой точки зрения рядовое юридическое лицо, российский законодатель также не предусмотрел налоговые льготы для российских товариществ.

Наконец, в отношении третьего пункта следует заметить, что это более характерно для акционерных обществ, а не для хозяйственных товариществ, где не каждый рискнет нести неограниченную имущественную ответственность (особенно в РФ) в качестве партнера участников товарищества.


  1. Кашанина Т.В. Корпоративное право: учебник для вузов. Издательская группа «Норма-Инфра». – М., 1999, – с. 43
  2. Кашанина Т.В.ibid- с. 56
  3. Кашанина Т.В.ibid- с. 59
  4. «Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью»
  5. Кашанина Т.В.ibid - с. 80-81