Виталий Анатольевич Козярский — адвокат, кандидат юридических наук. С 2009 года является членом Адвокатской палаты Московской области. Общий стаж в юриспруденции с 1993 года. В.А.Козярский представляет адвокатскую помощь на русском, немецком, английском и украинском языках.

phone:
e-mail:
skype:

8-925-514-58-75
kosjarski@yandex.ru
kosjarski

Адрес: Москва, Проспект 60-летия Октября, дом 29к2

График работы:
Пн-Пт: 10:00 - 20:00
Сб-Вс: предварительная запись

Несколько слов к вопросу об исключительности адвокатской помощи в судах

В последнее время в РФ не утихает околонаучная и сугубо практическая дискуссия по поводу ограничения доступа в суды при представлении интересов доверителей лиц, не являющихся адвокатами. Вызвана она многими причинами, но базовый принцип у данного противостояния чисто банально-экономический. То есть, если ФАП РФ, ратуя за свой законопроект, согласно которому легальный доступ в суды получат только адвокаты и штатные юрисконсульты, исходит, прежде всего, из принципа, благодаря которому она сможет увеличить количество подвластных ей адвокатских «голов» и, тем самым, увеличить сборы в свой бюджет, то противники этого сценария также преследуют чисто меркантильные интересы. Так, г-н Крошенников, внеся свой законопроект в ГД ФС РФ, уповает на то, что для упорядочения на рынке адвокатских и прочих юридических услуг достаточно учредить некую «общественную организацию», которая как раз и будет осуществлять надзор в этой сфере.

Но проза жизни находиться где-то посередине, или даже за рамками этих законодательных «инициатив»… Так, в середине двухтысячных годов доступ в арбитражные суды уже ограничивался по закону для всех лиц, кроме адвокатов и штатных юрисконсультов. Адвокаты тогда умильно потирали руки, а частнопрактикующие юристы переделывали срочно судебные доверенности, куда вносили только две буквы – ш/ю (то есть – «штатный юрисконсульт»)! И что самое удивительное: суды абсолютно не вдавались в казуистику этого вопроса, а допускали к процессу и таких «оборотней по доверенностям»!!!

Кроме того, и на рынке прочих юридических услуг в РФ в 90-е годы также складывалась весьма неоднозначная практика: в те далекие времена юридические услуги, оказываемые юридическими фирмами, подлежали лицензированию согласно ст. 17 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». Для этого даже проводился Минюстом специальный экзамен, и по его результатам выдавалась соответствующая лицензия на право осуществления юридической деятельности в РФ. Отсюда, современное противостояние адвокатов и частнопрактикующих юристов в РФ в Новое время имеет глубокие корни…

Однако, по мнению автора, в первую очередь, при попытке окончательного урегулирования спорного вопроса следует обратиться к накопленному столетиями зарубежному опыту. Так, в континентальном праве – в Германии – есть  как адвокаты, которых, к слову сказать, абсолютное большинство, и консультанты, которых числом менее и сгруппированы они, в основном, в финансовой и налоговой отраслях права.

Во Франции весьма мирно сосуществуют как адвокаты, так штатные юрисконсульты. Тот же принцип сосуществования наблюдается и в Италии.

В свою очередь, в странах «общего права» - в Англии – адвокатский корпус разбит на две категории: барристеры и солиситоры. Барристеры – это полноценные адвокаты, которым разрешен легальный доступ в суды вплоть до Высшего суда правосудия. Солиситоры – это стряпчие, которые по своим функциям расположены где-то между российскими частнопрактикующими юристами и их штатными коллегами в организациях.

В США ситуация несколько иная. Как известно, в Америке наблюдается 50 юрисдикций по количеству представленных в Федерации Штатов. И, соответственно, каждый сдающий адвокатский экзамен американский юрист должен давать себе отчет в том, что трудиться он сможет только в том Штате, где он получил свой допуск. При этом, в США наблюдается наиболее жесткий вариант допуска в рамках судебного представительства.

Подведя итог, хотелось бы отметить, что здравый смысл при проведении адвокатской реформы лежит не только в рамках меркантильного вопроса для соответствующего ведомства и его руководителей, но, как не раз подчеркивал автор в своих научных работах и публикациях, и в плоскости учета отечественным законодателем накопленного веками зарубежного опыта.