Виталий Анатольевич Козярский — адвокат, кандидат юридических наук. С 2009 года является членом Адвокатской палаты Московской области. Общий стаж в юриспруденции с 1993 года. В.А.Козярский представляет адвокатскую помощь на русском, немецком, английском и украинском языках.

phone:
e-mail:
skype:

8-925-514-58-75
kosjarski@yandex.ru
kosjarski

Адрес: Москва, Проспект 60-летия Октября, дом 29к2

График работы:
Пн-Пт: 10:00 - 20:00
Сб-Вс: предварительная запись

Правовое положение товарищества гражданского права ФРГ и простого товарищества РФ

Для сравнительно-правового анализа диссертантом были отобраны именно эти две разновидности товариществ по праву РФ и ФРГ ввиду того, что они имеют много общих черт: договорный тип, неправосубъектный характер, совместное преследование цели их участниками и т.д.1 Данная разновидность товарищества была широко известна уже со времен Институций Гая (II в. д. н. э.) под названием «societas»2.

Анализируя нормы, регламентирующие правовое положение немецкого товарищества гражданского права (BGB-Gesellschaft, GbR), немецкие правоведы делают вывод, что эта организационно-правовая форма является основной формой всех товариществ в современной правовой системе ФРГ. Нормы, посвященные данному товариществу, распространяются, в свою очередь, субсидиарно на иные торговые товарищества, урегулированные в ГТУ. Как высказываются авторы «Мюнхенской настольной книги по праву обществ», Риггер и Вайперт, – «оно (товарищество гражданского права – прим. диссертанта) имеет широкий спектр применения в современной деловой практике».

Данная форма немецкого товарищества полностью подходит в качестве организационно-правовой формы для различных объединений с целью совместных игр, соревнований и покупок, а также для всевозможных консорциумов и картелей, то есть целевых образований в банковском секторе экономики ФРГ3. Особое практическое значение имеет эта организационно-правовая форма при образовании объединений в строительной промышленности ФРГ, в совместном имуществе супругов, а также в иных, подобных семейным, образованиях.

Свое широкое практическое применение эта разновидность немецких товариществ получила вследствие того, что лицам свободных профессий в ФРГ, а также иным лицам, которые бы желали объединиться для ведения мелкого промысла или управления собственным имуществом4, немецкий законодатель не предоставил иной организационно-правовой формы. Лица свободных профессий, как то: адвокаты, врачи, архитекторы, аудиторы и налоговые консультанты, располагают с 01.07.1995 года для совместного ведения предпринимательской деятельности в качестве альтернативы товариществу гражданского права исключительно партнерством как новой самостоятельной организационно-правовой формой.

К товариществам гражданского права относятся также и товарищества по управлению имуществом, в рамках которых отсутствует всякий промысел (например, фонды по управлению недвижимостью, владельческие и холдинговые товарищества). Однако такие товарищества являются до той поры товариществом гражданского права, пока они не внесены в торговый реестр согласно §§ 105, 161 ГГУ. Эти положения распространяются также на предприятия сельского или лесного хозяйства при условии, что они не являются мелкими по объему промыслами и если они не нацелены на внесение в торговый реестр согласно § 3 ГТУ.

Немецкое товарищество гражданского права урегулировано в §§ 705-740 ГГУ как единая организационно-правовая форма. Однако принято различать в немецкой практике следующие разновидности данных товариществ: длящиеся и целевые товарищества, персональные и капиталистические товарищества, массовые и публичные товарищества, внутренние и внешние товарищества, товарищества с общим имуществом и без такового.

Учреждается немецкое товарищество гражданского права, как и всякое товарищество в обеих правовых системах, путем заключения учредительного договора. При этом, согласно § 705 ГГУ, императивными признаками немецкого товарищества гражданского права являются:

  • а) договор между двумя или более лицами (договор);
  • б) направленность на достижение общей цели (общая цель);
  • в) обязательство всех участников договора способствовать ее достижению (обязательство содействия).

Участниками немецкого товарищества гражданского права могут быть физические и юридические лица, а также неправосубъектные образования, которые (как полное товарищество и коммандитное товарищество) могут выступать в правовом обороте под собственной фирмой. Не может быть участником товарищества гражданского права сообщество наследников. По общему мнению немецких правоведов, допускаются случаи, когда участником товарищества гражданского права становится другое такое товарищество или же неправоспособный союз5.

Допускается устная форма учредительного договора учредительного договора немецкого товарищества гражданского права, который может быть также заключен в любой форме. Нормы о форме учредительного договора, регламентирующие его правовой статус, содержатся в §§ 311, 518 ГГУ.

Если учредительный договор содержит требующее определенной формы обещание исполнения (как, например, обязательство внести земельный участок в имущество товарищества или обязанности по приобретению чего-либо), тогда весь договор требует определенной формы согласно § 313 ГГУ6. Порок формы устраняется в таком случае самим исполнением договора.

Что касается правовой природы учредительного договора немецкого товарищества гражданского права, то ГГУ относит его к гражданско-правовым договорам.  На это указывает регулирование этого вида договора особенной частью обязательственного права. По отношению к данному учредительному договору следует применять, в принципе, общие предписания о договорах и волеизъявлениях, а также общие обязательственно-правовые предписания ГГУ, к примеру, §§ 273, 275, 280, 286 (при просрочке обязанности по исполнению или невозможности исполнения обязательства).

Учредительный договор немецкого товарищества гражданского права - это двусторонний гражданско-правовой договор, потому что стороны, как это ясно указано в § 705 ГГУ, двусторонне обязываются способствовать достижению совместной цели.

Учредительный договор создает не только обязательственно-правовые отношения. Он также служит основанием корпоративных правоотношений как длящихся обязательственных отношений. К этому добавляется то, что он является основой для совместной деятельности людей и тем самым позволяет возникать социальным образованиям, которые закон (к примеру, § 709, 718 ГГУ) определяет как товарищество. В юридической литературе эта сторона немецкого учредительного договора особенно подробно описана. Говорится о нем как об «основывающим сообщество договоре»7, либо об «организационном договоре»8. Важно здесь понимание того, что с заключением учредительного договора возникает товарищество, которое признает закон как обособленную единицу, то есть как бы юридическое лицо.

Сегодня ведется спор относительно того, правоспособны ли товарищества, то есть кто является носителем прав и обязанностей. Это противоречие делает правовой статус немецкого товарищества гражданского права сложнее и неопределеннее, каковым оно и является сейчас.

Товарищества были бы правоспособными только в том случае, если бы они были юридическими лицами, так как согласно господствующей доктрине наряду с физическими лицами только юридическим лицам принадлежит правоспособность (правосубъектность). До недавнего времени было неоспоримо, что никакое товарищество в ФРГ не является юридическим лицом. Однако ряд немецких ученых рассматривал германские полное товарищество, коммандитное товарищество (§§ 124, 164 ГТУ), партнерство (§ 7 Закона о партнерствах) с технической точки зрения как юридические лица, так как они под собственным наименованием (фирмой) приобретают права и несут обязанности, выступают истцами и ответчиками в суде. Если следовать этому мнению, то из этого явствует, что спор относительно правоспособности товарищества, практически, касается, только товарищества гражданского права. В современной ФРГ существует групповое учение в поддержку того, чтобы признать в юридико-техническом смысле и за товариществом гражданского права статус юридического лица.

В отношении значения правового принципа совместного ведения дел в современной ФРГ ведется долгий спор. Речь идет, прежде всего, о том, что является предметом этого принципа (только имущественные ценности или еще и обязательства), а также речь идет о структурном введении этого принципа в правовую систему. Этот спор приобрел в немецкой научной литературе особенное значение в последние три года. В результате на основе учения немецкого цивилиста г-на Флумме появилась небесспорная «теория совместного ведения дел в товариществе»9, которую можно считать продолжением другой известной теории О. ф. Гирке. И та, и другая признает совместные товарищества правовыми субъектами10.

Однако большинство немецких ученых11 придерживается традиционного учения о совместном ведении дел, согласно чему данный принцип только тогда имеет значение, когда следует выделить из общего имущества обособленное имущество, носителями которого являются участники товарищества. Исходя из «индивидуалистского учения о совместном имуществе» в товариществе отсутствует общность как таковая, а носителями ее являются участники товарищества. Следует еще раз подчеркнуть, что это - мнение большинства немецких правоведов в области корпоративного права.

Еще раз отметим, что учредительный договор должен содержать согласование совместной цели, на достижение которой нацелен каждый из участников товарищества гражданского права. При этом, рассматривается любая разрешенная цель12: речь может идти как об идеальной (например, товарищество по укреплению немецко-российской дружбы), так и хозяйственной цели, как для личных нужд, так и не для личных нужд. Данная цель может повлечь за собой как разовое, так и длящееся взаимодействие. При определении хозяйственной цели следует, однако, проводить следующую дифференциацию: если цель состоит в осуществлении торгового промысла (понятие «промысел» дано в § 1 ГТУ), то такое товарищество автоматически признается полным товариществом. Если данный промысел по виду или объему не требует наличия коммерческого предприятия (понятие «мелкий промысел» дано в § 2 ГТУ), то в таком случае товарищество расценивается как товарищество гражданского права. Однако оно может преобразоваться потом в полное товарищество, если участники товарищества внесут наименование предприятия в торговый реестр.

Данные положения применяются и при управлении собственным имуществом в качестве цели товарищества гражданского права.

Если цель представляет собой совместное ведение предпринимательской деятельности лицами свободных профессий, то выбор участниками может быть сделан либо в пользу товарищества гражданского права, либо в пользу партнерства.

Особо следует оговорить тот факт, что данная цель должна быть совместной. Это достигается, только если все участники желают преследовать одну и ту же цель своей деятельности (так называемая «идентичность целей»). Однако это не нарушает вышеуказанного принципа, если все или отдельный участник наряду с прочим преследуют иную цель или различные конечные цели. При этом не играют никакой роли внутренняя мотивация и субъективные интересы участвующих товарищей. В конечном итоге важным является также то, что совместная цель должна быть определена в учредительном договоре. Это означает следующее:

  • а) Должно быть единожды изъявлено желание о правовой обязанности определить совместную цель;
  • б) Совместная цель должна быть согласована.

В учредительном договоре содержится указание на то, что все его участники обязаны способствовать достижению общей цели. Из этого явно вытекает обязательство, что участники должны преследовать общую цель и способствовать ее достижению совместно. В отношении обязательств способствования достижению целей, которые в зависимости от объема или содержания могут быть совершенно различными, не предъявляется строгих требований со стороны немецкого закона. Достаточно обязательства на каждое возможное, не обязательно имущественное, способствование достижения цели товарищества. Достаточно того, если оно определимо в учредительном договоре.

По мнению диссертанта, наиболее приближенной к вышеуказанной немецкой форме товарищества гражданского права в раннем российском праве в РФ (ГК РФ 1994) будет являться «простое товарищество» (глава 55 ГК РФ). В дореволюционной России также широко использовалось понятие товарищества как договорного объединения лиц, преследующих общую цель13. В частности, еще  Г.Ф. Шершеневич выделял торговые товарищества (то есть ведущие предпринимательскую деятельность) и гражданские (все остальные)14.

В РФ простые товарищества можно разделить по признаку, введенному также Г.Ф. Шершеневичем, на коммерческие и некоммерческие. По аналогии с немецким товариществом гражданского права российское простое товарищество также признается неправосубъектным образованием, то есть в нем отсутствуют какие-либо признаки юридического лица. Особенностью российского права является то, что непредпринимателям – гражданам, государству и государственным (муниципальным) образованиям – законодательно закрыт доступ к коммерческому простому товариществу.

По этому же пути пошла судебная практика РФ, закрепив в Постановлении ФАС Московского округа от 02.07.1999 года № КГ-А40/2048-99 положение, что сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

В Постановлении ФАС Московского округа от 04.02.2003 года № КГ-А40/40-03 говорится, что участие некоммерческих организаций в договорах простого товарищества, заключенных для осуществления предпринимательской деятельности, запрещено ГК РФ.

Участниками некоммерческого простого товарищества в РФ может являться, практически, неограниченный круг лиц.

В соответствии с гражданским законодательством РФ простое товарищество (иначе именуемое также – совместная деятельность без образования для этих целей юридического лица) возникает в силу соответствующего договора между его участниками. По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) стороны (участники) обязуются путем объединения имущества и усилий совместно действовать для извлечения прибыли или достижения иной, не противоречащей закону цели.

Данное определение отражено в неизменном виде в судебной практике РФ, в частности, в Постановлении ФАС Московского округа от 15.03.2002 года № КГ-А40/1316-02.

Договор простого товарищества на практике может иметь различные названия: договор о совместной деятельности, договор о научно-техническом сотрудничестве, консорциум, договор о долевом участии, договор о совместной кооперации, договор о взаимопомощи, договор о сотрудничестве, совместном финансировании. При этом они не отличаются друг от друга по своей юридической природе, содержанию прав и обязанностей их участников.

Применение российского договора простого товарищества регулируется II частью ГК РФ (статьи 1041-1054). Ранее до вступления в силу II части ГК РФ совместная деятельность на основе договора между ее участниками без создания для этих целей юридического лица регулировалась Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик (статья 122). Кроме того, соответствующий договор до момента вступления в силу данных норм применялся на основании ГК РСФСР (1964 года) в статье 434, в соответствии с которой стороны совместно действовали для достижения общей хозяйственной цели (строительство и эксплуатация дорог, спортивных сооружений и т.д.). При этом запрещалось заключать подобные договоры между гражданами и социалистическими организациями.

Договор простого товарищества может быть заключен между двумя и несколькими лицами (товарищами).

Каждый участник соответствующего договора (товарищ) вносит свой вклад для осуществления совместной деятельности. Это могут быть деньги, имущество или товарно-материальные ценности, профессиональные и иные знания и опыт, навыки и умения, деловая репутация и связи. Денежная оценка вклада производится по соглашению между товарищами.

Внесенное сторонами договора простого товарищества имущество используется в интересах всех товарищей и составляет их общее имущество. Продукция, произведенная в результате совместной деятельности, а также полученные от такой деятельности доходы признаются общей долевой собственностью участников, если иное не установлено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства. В договоре простого товарищества определяются обязанности товарищей по содержанию общего имущества и порядок возмещения расходов, связанных с выполнением этих обязанностей. Пользование общим имуществом товарищей осуществляется по их общему согласию. При отсутствии согласия порядок использования общего имущества устанавливается судом.

Судебная практика, в частности, Постановление ФАС Московского округа от 12.11.2001 года № КГ-А40/6550-01, устанавливает, что внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, признается их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества, либо не вытекает из существа обязательства.

Ведение бухгалтерского учета общего имущества товарищей может быть поручено одному из участвующих в договоре простого товарищества юридическому лицу.

При ведении общих дел товарищей действуют следующие правила:

  • каждый товарищ вправе действовать от имени всех товарищей, если договором не установлено, что ведение дел осуществляется отдельными участниками либо всеми сторонами;
  • при совместном ведении дел для совершения каждой сделки требуется согласие всех товарищей (Данная норма подкрепляется судебной практикой, а именно Постановлением ФАС Московского округа от 21.03.2002 года № КГ-А40/1400-02, согласно которому решения, касающиеся общих дел товарищей, принимаются товарищами по общему согласию, если иное не предусмотрено договором простого товарищества, а также Постановлением ФАС Московского округа от 29.06.2001 года № КГ-А41/3139-01, согласно которому при совместном ведении дел на совершение каждой сделки в процессе исполнение договора простого товарищества требуется согласие всех его товарищей);
  • полномочия товарища совершать сделки от имени всех товарищей удостоверяются доверенностью, полученной от участников совместной деятельности;
  • участники договора простого товарищества могут по общему соглашению ограничить права какого-либо товарища на ведение общих дел, по заключению сделок;
  • при заключении сделки одним из товарищей остальные участники не могут ссылаться на ограничения прав товарища и признать сделку недействительной. Исключением является случай, когда будет доказано, что в момент заключения сделки третья сторона знала или должна была знать о наличии таких ограничений;
  • если товарищ не имеет права на ведение общих дел и заключил сделку от своего имени, то товарищество может требовать возмещения произведенных им за свой счет расходов в случае признания необходимости сделки в интересах всех товарищей;
  • каждый товарищ имеет право знакомиться со всеми документами по ведению дел товарищества независимо от его полномочий на ведение общих дел;
  • в случае возникновения убытков или расходов, связанных с совместной деятельностью товарищей, порядок их конкретизации определяется совместным соглашением. При отсутствии соглашения каждый товарищ несет расходы пропорционально стоимости его вклада в общее дело;
  • прибыль, полученная товарищами в результате их совместной деятельности, распределяется пропорционально стоимости вкладов товарищей в общее дело, если иное не предусмотрено договором или соглашением товарищей, (Данная норма, соответственно, подкреплена судебной практикой РФ - Постановлением ФАС Московского округа от 14.06.2002 года № КГ-А40/3521-02, согласно которому прибыль, полученная товарищами в результате их совместной деятельности, распределяется пропорционально стоимости вкладов товарищей в общее дело, если иное не предусмотрено договором простого товарищества или иным соглашением товарищей. Соглашение об устранении кого-либо из товарищей от участия в прибыли ничтожно);
  • если договор простого товарищества связан с предпринимательской деятельностью товарищей, то они отвечают солидарно по всем общим обязательствам независимо от основания их возникновения;
  • если договор простого товарищества не связан с предпринимательской деятельностью товарищей, то каждый из них отвечает по общим договорным обязательствам всем своим имуществом пропорционально стоимости его вклада в общее дело.

Договор простого товарищества прекращается в следующих случаях (согласно статье 1050 ГК РФ):

  • один из товарищей объявлен недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим и договором или соглашением, при этом, не предусмотрено сохранения этих отношений между остальными участниками;
  • один из товарищей объявлен несостоятельным (банкротом);
  • один из товарищей отказался от участия в бессрочном договоре простого товарищества (Данная норма также подкрепляется судебной практикой – Постановлением ФАС Московского округа от 06.03.2000 года №КГ-А40/743-00, согласно которому договор простого товарищества прекращается вследствие отказа кого-либо из товарищей от дальнейшего участия в бессрочном договоре простого товарищества);
  • расторжение договора, заключенного с указанием срока, по требованию одного из товарищей (Данная норма также подкрепляется соответствующей судебной практикой в виде Постановления ФАС Московского округа от 25.01.2000 года №КГ-А41/4683-99, согласно которому в случае одностороннего отказа товарища от участия в договоре простого товарищества договор считается расторгнутым);
  • выделение доли товарища по требованию его кредитора. Товарищество, при этом, может продолжить свою деятельность, если это предусмотрено в договоре простого товарищества или соглашением оставшихся участников;
  • смерть товарища или ликвидация (реорганизация) юридического лица, участвующего в договоре, и, при этом, в договоре или последующем соглашении не предусмотрено замещение умершего товарища (ликвидированного юридического лица) его наследниками (правопреемниками)15.

При прекращении договора простого товарищества вещи, переданные в общее владение, возвращаются предоставившим их товарищам без вознаграждения, если иное не предусмотрено соглашением сторон. (Данное положение ст. 1050 ГК РФ также подкрепляется соответствующей судебной практикой: Постановлением ФАС Московского округа от 16.10.2002 года № КГ-А40/7107-02, согласно которому при прекращении действия договора простого товарищества его участники вправе требовать раздела имущества, находящегося в общей собственности товарищей).

С момента прекращения договора простого товарищества его участники несут солидарную ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении третьих лиц. (Данное положение отражено в соответствующей судебной практике – Постановлением ФАС Московского округа от 25.07.2001 года № КГ-А40/3745-01, согласно которому с момента прекращения договора простого товарищества его участники несут солидарную ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении третьих лиц).

Раздел имущества, находившегося в общей собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования осуществляется в порядке, установленном статьей 252 ГК РФ.

Раздел имущества осуществляется в следующем порядке:

  1. Имущество может быть разделено по соглашению между участниками договора простого товарищества.
  2. Участник долевой собственности вправе требовать долю из общего имущества.
  3. Если участники договора простого товарищества не могут достичь соглашения о способе раздела общего имущества, то участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выделения в натуре своей доли из общего имущества. Когда это невозможно без ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, участник долевой собственности имеет право на выплату ему стоимости его доли другими товарищами. С получением компенсации участник долевой собственности утрачивает право на долю в общем имуществе16.

Заявление об отказе товарища от бессрочного договора простого товарищества должно быть сделано им не позднее чем за три месяца до предполагаемого выхода из договора(в соответствии со статьей 1051 ГК РФ).

Одни из участников договора простого товарищества вправе требовать расторжения договора по уважительной причине. Но в этом случае расторгающий договор участник должен возместить товарищам реальный ущерб, причиненный расторжением договора.

Товарищ, внесший в общую собственность индивидуально определенную вещь, вправе при прекращении договора простого товарищества требовать в судебном порядке возврата ему этой вещи при условии соблюдения интересов остальных товарищей и кредиторов.

Договор простого товарищества является одним из наиболее распространенных, но в то же время одним из самых «коварных» договоров. Причиной многочисленных и неизбежных ошибок, допускаемых предпринимателями при ведении учета совместной деятельности, является незнание требований, предъявляемых законом к бухгалтерскому учету в РФ.

В простом товариществе наличествуют следующие основные признаки:

  1. Договор простого товарищества, оформленный в соответствии с ГК РФ (статьи 1041-1054), в котором должны быть обязательно определены:
    • участники простого товарищества;
    • предмет (цель) договора;
    • конкретное описание взносов участников;
    • участник, которому поручено ведение общих дел по простому товариществу;
    • порядок распределения прибыли и убытков в рамках простого товарищества между его участниками;
    • порядок распределения имущества, созданного (приобретенного) в рамках простого товарищества;
    • срок действия договора;
    • порядок предоставления участниками сведений об их доле имущества в простом товариществе (в целях налогообложения);
    • сроки распределения между участниками прибыли и убытков, полученной в рамках простого товарищества.
  2. Обособленный баланс простого товарищества, который ведет один из его участников в соответствии с договором.

Примером простого товарищества может быть деятельность по созданию научно-производственных комплексов на базе имущества производственных предприятий, научных институтов и вузов. Простое товарищество могут образовывать индивидуальные предприниматели (фермеры и т.д.) для совместной снабженческо-сбытой, строительной деятельности.

Таким образом, в рамках простого товарищества хозяйственные операции могут осуществляться на основании договоров, предметом которых является хозяйственная деятельность, но имеющих, при этом, совершенно различные названия.

Вместе с тем, предметом так называемых «договоров о совместной деятельности» часто является, например, выполнение работ, оказание услуг, предоставление безвозмездной или возмездной помощи, поставка товаров или продукции.

В связи с этим, следует четко обозначить отличительные черты хозяйственного договора, позволяющего отнести его к категории договора простого товарищества (что особенно важно в РФ для целей налогообложения):

  • наличие единой цели всех участников простого товарищества, которую предполагается достигать согласно договору;
  • объединение имущества и усилий участников для достижения поставленной цели согласно условиям договора17.

Наличие названных условий договора простого товарищества и фактическое осуществление хозяйственных операций по реализации положений договора позволяет предпринимателю пользоваться льготами по уплате налогов на прибыль и НДС. Налоговые органы при осуществлении контрольной работы позволяют применять к субъектам данного договора адекватный режим налогообложения. Если данное условие не выполняется, применяется общеустановленный порядок исчисления и уплаты налогов с объектов налогообложения, возникающих у участников так называемого «договора простого товарищества»18.

❖❖❖

В современном российском гражданском праве (ГК 2015 года, глава 55, ст. 1041) по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

При этом, сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Особенности договора простого товарищества, заключаемого для осуществления совместной инвестиционной деятельности (инвестиционного товарищества), устанавливаются Федеральным законом "Об инвестиционном товариществе", введенного п. 3 Федерального закона от 28.11.2011 N 336-ФЗ.

Согласно статьи 1042 ГК РФ вклады товарищей вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи.

Вклады товарищей предполагаются равными по стоимости, если иное не следует из договора простого товарищества или фактических обстоятельств. Денежная оценка вклада товарища производится по соглашению между товарищами.

В соответствии со статьей 1043 ГК РФ внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства.

Внесенное товарищами имущество, которым они обладали по основаниям, отличным от права собственности, используется в интересах всех товарищей и составляет наряду с имуществом, находящимся в их общей собственности, общее имущество товарищей.

Как и в раннем российском законодательстве, ведение бухгалтерского учета общего имущества товарищей может быть поручено ими одному из участвующих в договоре простого товарищества юридических лиц.

Пользование общим имуществом товарищей осуществляется по их общему согласию, а при недостижении согласия в порядке, устанавливаемом судом.

Обязанности товарищей по содержанию общего имущества и порядок возмещения расходов, связанных с выполнением этих обязанностей, определяются договором простого товарищества.

На основании статьи 1044 ГК РФ при ведении общих дел каждый товарищ вправе действовать от имени всех товарищей, если договором простого товарищества не установлено, что ведение дел осуществляется отдельными участниками либо совместно всеми участниками договора простого товарищества.

При совместном ведении дел для совершения каждой сделки требуется согласие всех товарищей.

В отношениях с третьими лицами полномочие товарища совершать сделки от имени всех товарищей удостоверяется доверенностью, выданной ему остальными товарищами, или договором простого товарищества, совершенным в письменной форме.

В отношениях с третьими лицами товарищи не могут ссылаться на ограничения прав товарища, совершившего сделку, по ведению общих дел товарищей, за исключением случаев, когда они докажут, что в момент заключения сделки третье лицо знало или должно было знать о наличии таких ограничений.

Товарищ, совершивший от имени всех товарищей сделки, в отношении которых его право на ведение общих дел товарищей было ограничено, либо заключивший в интересах всех товарищей сделки от своего имени, может требовать возмещения произведенных им за свой счет расходов, если имелись достаточные основания полагать, что эти сделки были необходимыми в интересах всех товарищей. Товарищи, понесшие вследствие таких сделок убытки, вправе требовать их возмещения.

Решения, касающиеся общих дел товарищей, принимаются товарищами по общему согласию, если иное не предусмотрено договором простого товарищества.

В соответствии со статьей 1045 ГК РФ каждый товарищ независимо от того, уполномочен ли он вести общие дела товарищей, вправе знакомиться со всей документацией по ведению дел. Отказ от этого права или его ограничение, в том числе по соглашению товарищей, ничтожны.

Согласно статье 1046 ГК РФ порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей, определяется их соглашением. При отсутствии такого соглашения каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально стоимости его вклада в общее дело.

Соглашение, полностью освобождающее кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков, ничтожно.

Статья 1047 ГК РФ гласит, что если договор простого товарищества не связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, каждый товарищ отвечает по общим договорным обязательствам всем своим имуществом пропорционально стоимости его вклада в общее дело.

По общим обязательствам, возникшим не из договора, товарищи отвечают солидарно.

Если договор простого товарищества связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, товарищи отвечают солидарно по всем общим обязательствам независимо от оснований их возникновения.

Статья 1048 ГК РФ устанавливает, что прибыль, полученная товарищами в результате их совместной деятельности, распределяется пропорционально стоимости вкладов товарищей в общее дело, если иное не предусмотрено договором простого товарищества или иным соглашением товарищей. Соглашение об устранении кого-либо из товарищей от участия в прибыли ничтожно.

Статья 1049 ГК РФ предписывает, что кредитор участника договора простого товарищества вправе предъявить требование о выделе его доли в общем имуществе в соответствии со статьей 255 ГК РФ.

Статья 1052 ГК РФ предписывает, что расторжение договора простого товарищества по требованию стороны предусмотрено наряду с основаниями, указанными в пункте 2 статьи 450 ГК РФ, сторона договора простого товарищества, заключенного с указанием срока или с указанием цели в качестве отменительного условия, вправе требовать расторжения договора в отношениях между собой и остальными товарищами по уважительной причине с возмещением остальным товарищам реального ущерба, причиненного расторжением договора.

Согласно статье 1053 ГК РФ в случае, когда договор простого товарищества не был прекращен в результате заявления кого-либо из участников об отказе от дальнейшего в нем участия либо расторжения договора по требованию одного из товарищей, лицо, участие которого в договоре прекратилось, отвечает перед третьими лицами по общим обязательствам, возникшим в период его участия в договоре, так, как если бы оно осталось участником договора простого товарищества.

❖❖❖

Существенным отличием российского простого товарищества от его немецкого аналога – товарищества гражданского права – является то, что немецкое товарищество является, в первую очередь, организационно-правовой формой неправосубъектного образования. В свою очередь, российское простое товарищество именуется таковым только в целях облечения в договорную форму совместной деятельности хозяйствующих субъектов, а не для того, чтобы служить особой правовой формой разновидности российских товариществ. Немецкое товарищество гражданского права является основной формой товариществ по праву ФРГ. Нормы, регулирующие его правовой статус, применяются субсидиарно в отношении всех остальных разновидностей немецких товариществ. Отсюда, если основная форма немецкого товарищества всегда признавалась неправосубъектной, то и все остальные формы товариществ также автоматически признавались таковыми. В РФ, как подчеркивалось выше, простое товарищество выведено за рамки корпоративного права и не признается правосубъектным ввиду того, что это совместная деятельность без образования юридического лица, а не корпоративное образование.

Можно сделать вывод, что правовое положение немецкого товарищества гражданского права, во многом аналогично статусу российского простого товарищества. Следует также отметить, что российский законодатель пошел по уже проторенному пути своего немецкого коллеги, но при этом необоснованно сократил по сравнению с немецким законом количество норм в этой области права и, как следствие, существенно сузил область применения этой разновидности товариществ в РФ.


  1. Riegger/Weipert. Münchener Handbuch des Gesellschaftsrechtes. § 4, B. 1. - S. 21
  2. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права: Репринт (по изданию 1907 года). – Изд-во «Бек», М., 1995, с. 387
  3. S. 5, там же
  4. Schmidt Karsten. Gesellschaftsrecht. – 1980. - S. 58
  5. Würdinger. Recht der Personalgesellschaften. - S. 32
  6. Hück Ulmer/Löbbe. OHG. - S. 1 § 6, Deutsche Notarzeitschrift. – 1998, # 711
  7. Raiser Th. Archiv für die zivilistische Praxis. - 1994, S. 495
  8. Flumme. Allg. Teil des Bürgerlichen Rechtes. Bd. I 1, S. 50, Die Personalgesellschaft
  9.  Ulmer. Münch. Komm., § 705, Anm. 127, Schmidt Karsten. Gesellschaftsrecht. § 8 III, § 58 IV, V
  10. Schulge-Osterloh. Das Prinzip der gesamthänderischen Bindung. – 1972 - S. 163 Wiedemann. Gesellschaftsrecht. - S. 248
  11. противоречащей закону или «добрым нравам» цели общий учредительный договор признается ничтожным
  12. Ulmer. Münch. Komm. Anm. 16, § 706
  13. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права: Репринт (по изданию 1907 года). – Изд-во «Бек», М., 1995, с.  389
  14. Суханов Е.А. Гражданское право: Учебник. – Изд-во «Бек», М., 1993, Т. 2, с. 373-380, Брагинский М.И, Витрянский В.В., Суханов Е.А., Ярошенко К.Б. Комментарий к части второй ГК РФ. - М., «СПАРК», 1996, с. 333-334
  15. Блицау Л.П. Совместная деятельность. Договор простого товарищества. - М.: Издательство ПРИОР, 1999
  16. Завидов Б.Д. Договоры банковского факторинга и простого товарищества. - М., Издательство ПРИОР- 2002 - с. 20
  17. Яковлев М.А. Простое товарищество и его налогообложение// Налоги. - М., 1997. - № 1, с. 88-98
  18. О нетипичном построении полного товарищества по праву ФРГ см. Westermann H.P.Vertragsfreiheit und Typengesetzlichkeit im Recht der Personalgesellschaften. – 1970 -S. 211