Виталий Анатольевич Козярский — адвокат, кандидат юридических наук. С 2009 года является членом Адвокатской палаты Московской области. Общий стаж в юриспруденции с 1993 года. В.А.Козярский представляет адвокатскую помощь на русском, немецком, английском и украинском языках.

phone:
e-mail:
skype:

8-925-514-58-75
kosjarski@yandex.ru
kosjarski

Адрес: Москва, Проспект 60-летия Октября, дом 29к2

График работы:
Пн-Пт: 10:00 - 20:00
Сб-Вс: предварительная запись

Правовое положение негласных товариществ по праву РФ и ФРГ

Следующей разновидностью немецких и российских товариществ является так называемое «негласное товарищество» - „stille Gesellschaft“, StG (§ 230-236 ГТУ). Немецкое негласное товарищество является «товариществом, при котором некое лицо участвует в торговом промысле другого лица имущественным вкладом, который вовлекается в имущество этого лица за участие в прибыли» (§§ 230-231 ГТУ). Негласное товарищество является разновидностью товарищества гражданского права (субсидиарно к нему может применяться § 705 ГТУ), однако, оно не является торговым товариществом в смысле немецкого закона. Основанием для такого утверждения может послужить то, что негласный товарищ не осуществляет торговый промысел, а только участвует в осуществлении торгового промысла с другим лицом, в то время как участники полного и коммандитного товариществ выступают вовне и как носители общего торгового предприятия. Торговые товарищества являются внешними товариществами, то есть имущественные отношения в них направлены вовне, в то время как негласное товарищество является исключительно внутренним товариществом, то есть его взаимоотношения, фактически, скрыты от реального делового оборота. Оно также является неправосубъектным, как и все немецкие торговые товарищества.

В рамках настоящего диссертационного исследования можно представить следующие основные особенности немецкого негласного товарищества:

  • в рамках этого товарищества возникают только обязательственно-правовые отношения между его участниками;
  • отсутствует имущество товарищества (иначе это повлекло бы к возникновению вещно-правовых отношений), отсюда, негласное товарищество не является общим товариществом, то есть имущество в рамках негласного товарищества передается скрыто только в управление;
  • при негласном товариществе отсутствуют также и внешние отношения, направленные вовне, так как только участник товарищества представляет товарищество. Отсюда, отсутствуют нормы о фирме, представительстве и ответственности.

Экономическое значение немецкого негласного товарищества заключается, в частности, в том, что оно облегчает участие в торговом промысле:

  • с ограниченным вложением капитала;
  • без совместных усилий;
  • без непосредственной ответственности;
  • без внесения в торговый реестр.

Негласное товарищество возникает с момента заключения договора. Каких-либо определенных предписаний в отношении формы учредительного договора не существует. Допускается его заключение и в форме конклюдентных действий согласно §§ 230-231 ГТУ. Предпосылкой возникновения негласного товарищества будет являться договор между, минимум, двумя лицами. Этими лицами являются собственник бизнеса (Geschaeftsinhanber), который осуществляет торговый промысел (или намеривается это делать), и один или несколько негласных лиц.

Таким образом, негласное товарищество, как и коммандитное товарищество, знает два типа участников:

  • a) Собственник бизнеса (Geschaeftsinhaber) должен, как отмечалось выше, осуществлять торговый промысел, то есть быть коммерсантом в смысле §§ 1-6 ГТУ. Ими могут быть физические лица в качестве коммерсантов, а также юридические лица как торговые товарищества.
  • б) Негласным участником может быть любое физическое или юридическое лицо, а также, полное товарищество, коммандитное товарищество, товарищество гражданского права и даже сообщество наследников, так как негласные участники не участвуют в ведении бизнеса и отсутствует какое-нибудь общее имущество товарищества.

В рамках негласного товарищества наличествуют также предписания относительно совместной цели участвующих в нем лиц, которая рассматривается как участие негласных товарищей в осуществлении торгового промысла собственника дела. Это участие должно быть особо оговорено. Следует различным образом способствовать достижению совместной цели: собственник бизнеса обещает осуществлять торговый промысел и допускать негласных участников к распределению прибыли от такого промысла, в свою очередь, негласный участник обязуется внести имущественный вклад в имущество товарищества.

Исполнение этого обязательства осуществляется в зависимости от вида вклада: на вещи следует передавать право собственности, требования и права следует уступать, обязательства выполнять, передавать в пользование вещи и т.д.

Собственник бизнеса обязан осуществлять торговый промысел от собственного имени, но за счет товарищества во внутренних отношениях. Только он вправе управлять делами товарищества. При этом, действия собственника бизнеса не будут считаться представительством, а просто действиями. Если иное не оговорено, он не может без согласования негласного участника осуществлять по своему собственному усмотрению ведение торгового промысла. Если собственник бизнеса не выполняет эту обязанность, то в действие вступают права негласного участника требовать ее соблюдения или возмещения убытков.

Негласный участник располагает императивным правом требования распределения полученной в результате промысловой деятельности прибыли согласно §§ 231, 232 ГТУ. Объем этого требования определяется в учредительном договоре.

После прекращения товарищества негласный участник имеет право требования по отношению к собственнику бизнеса о выплате ему его имущества в денежной форме. В увеличении стоимости имущества товарищества негласный участник не участвует, если иное не оговорено в учредительном договоре.

Внешних правоотношений в немецком негласном товариществе, как уже отмечалось выше, не существует. Здесь негласный участник не выступает вовне товарищества. Такое право предоставлено только собственнику дела, который управомочивается и обязывается к этому согласно § 230 ГТУ.

Новеллой в раннем российском гражданском законодательстве стала норма, посвященная регулированию российского негласного товарищества. Ранее в нашем советском законодательстве не содержалось прямого упоминания о возможности существования негласного товарищества. Однако уже в период НЭПа в реальной хозяйственной жизни негласные товарищества существовали, так как возможность существования таких товариществ основывалась на принципе свободы договора. Негласное товарищество было неправосубъектным, как и его немецкий аналог, и строилось исключительно на обязательственных связях. После того как большинство норм о товариществах перестали применяться, а сам договор простого товарищества стал использоваться для иных целей в хозяйственной жизни, сама собой отпала и проблема негласного товарищества. В результате на протяжении долгого времени о негласном товариществе даже не говорили, и только российский Гражданский кодекс 1994 года закрепил норму о негласном товариществе, возродив эту форму правоотношений между участниками хозяйственного оборота.

Появление в ГК РФ такой специфической разновидности простого товарищества вызвало большой интерес у участников хозяйственного оборота. Известно, что договор простого товарищества довольно широко используется на практике, но часто, как уже отмечалось выше, именно с этим договором возникают различные трудности правового характера. Это обусловлено как объективными, так и субъективными причинами. К первым можно отнести довольно сложную юридическую конструкцию договора простого товарищества, ко вторым – желание использовать данный договор для минимизации налогообложения своей хозяйственной деятельности. Все это, еще в большей степени, относится и к негласному товариществу. К этим сложностям прибавляется еще и «подозрительное» отношение к негласному товариществу со стороны всевозможных контролирующих органов. Но, несмотря на все вышеперечисленные трудности, договор негласного товарищества все же завоевывает свое место в предпринимательской сфере.

Негласное товарищество, как разновидность простого товарищества в РФ, может быть как коммерческим, то есть его участниками могут быть только индивидуальные или коллективные коммерсанты, так и некоммерческим, когда его участниками могут быть и некоммерсанты. В договоре простого товарищества может быть предусмотрено, что существование товарищества не раскрывается для третьих лиц, то есть оно является негласным. К такому товариществу применяются все правила о договоре простого товарищества. В отношениях с третьими лицами каждый из участников негласного товарищества отвечает всем своим имуществом по сделкам, которые он заключил от своего имени в общих интересах товарищей. Обязательства участников негласного товарищества, возникающие в процессе их совместной деятельности, считаются общими.

Как уже было отмечено, негласное товарищество является по законодательству разновидностью договора простого товарищества. Это означает, что к негласному товариществу применяются нормы законодательства, регулирующие отношения по простому товариществу вообще, но с учетом особенностей, связанных с негласным характером такого товарищества. Таким образом, чтобы проанализировать правовой статус российского негласного товарищества, необходимо еще раз обратиться к нормам о российском простом товариществе.

Из определения негласного товарищества вытекают существенные условия договора, по которым стороны должны достигнуть соглашения для того, чтобы этот договор считался заключенным. К ним относятся условия о соединении вкладов и совместной деятельности товарищества1.

Условия о соединении вкладов  означают, что участники должны договориться о том, какие вклады подлежат внесению каждым из участников, определить порядок и сроки внесения этих вкладов.

Условие о совместной предпринимательской деятельности в РФ предполагает соглашение товарищей об образовании определенной организационной общности, то есть принятии на себя обязанности по непосредственному личному участию в делах товарищества. В случае заключения договора негласного товарищества участники указывают именно на негласный характер совместной деятельности.

Важным условием, не названным, однако, существенным, является условие о цели, ради достижения которой и заключается договор. Она может быть обозначена в договоре самым общим образом, то есть как «предпринимательская» или иная. В зависимости от этого будут применяться правила о составе возможных участников договора, а также о характере их ответственности по общим обязательствам. Цель для участников договора должна быть общей. Она должна быть также законной, то есть участие в негласном товариществе, так же как и в обычном, не должно преследовать каких-то противоправных целей, в том числе нарушение запретов антимонопольного и иного законодательства2.

Отличительной чертой негласного товарищества, его сутью, является способ выступления в торговом обороте участников договора. Согласно положениям статьи 1054 ГК РФ 1994 года вовне выступает лишь один участник товарищества, другие при этом остаются скрытыми от третьих лиц. Этот товарищ выступает от своего имени, только он становится обязанным и несет ответственность перед этими третьими лицами. Другие участники российского негласного товарищества по аналогии с их немецкими коллегами скрыты от хозяйственного оборота, но они связаны с гласным товарищем обязательственными правоотношениями. Ранее, в 20-е годы XX века, предлагалось использовать для наименования товарища, участвующего в сделках, термин «гласный товарищ», а других участников, не вступающих в сделки с третьими лицами, называть «негласными товарищами»3. Возможно, данный термин не совсем удачен, но в отсутствие иных, представляется возможным употреблять эту терминологию4.

Вступая в отношения с третьими лицами, гласный товарищ действует по праву РФ от своего имени. Он не должен предъявлять контрагентам никаких полномочий, так как это раскрыло бы существование самого товарищества, что противоречит его существу как негласного. Но если существование негласного товарищества будет открыто какому-либо контрагенту, то товарищество в таком случае перестает быть негласным и оно подлежит регулированию нормами о простом товариществе. Понятно, что раскрытие существования негласного товарищества перед контрагентом должно произойти до заключения сделки, в этом случае в договоре указываются и все остальные его участники. Если же раскрытие произойдет после того, как договор заключен от имени одного этого гласного товарища, то в силу положений пункта 2 статьи 1054 ГК РФ отвечать по сделке придется поименованному в ней участнику.

Раскрывать или не раскрывать существование негласного товарищества третьим лицам решают сами участники договора. Лучше, чтобы условие о существовании негласного товарищества было отражено в учредительном договоре, так как возможны ситуации, когда для кого-либо одного окажется выгоднее раскрыть существование товарищеского договора. В договоре можно оговорить и условия, при которых возможно его раскрытие, а также оговорить и меры ответственности за нарушение этого обязательства.

Стоит отметить, что в таком негласном товариществе любой участник может быть как гласным товарищем, так и негласным, в зависимости от того, кто из участников вступает в сделку по реализации общих интересов с третьими лицами. Однако стороны могут ограничить возможность вступления кого-либо из них в сделки в общих интересах. Но это положение будет иметь значение только для внутренних отношений в товариществе и не будет основанием для оспаривания сделок с третьими лицами в рамках внешних отношений товарищества (п. 3 ст. 1044 ГК РФ 1994 года).

Также, как и для обычного договора российского простого товарищества, для негласного товарищества требуется объединение вкладов участников. Это необходимо для формирования имущественной основы совместной деятельности, порядка распределения прибыли и убытков между товарищами.

По отношению к тому, что является вкладом, как отмечалось выше, закон содержит очень широкое определение: вклад – это, все, что товарищ вносит в общее дело, в том числе имущество, знания, навыки и умения, деловая репутация и деловые связи.

Российское негласное товарищество особенно близко римской societas, а также к тому пониманию простого товарищества вообще, которое существовало в дореволюционной России. Это хорошо видно из проекта Гражданского Уложения, разрабатывавшегося в России с конца XIX века и не принятого из-за переворота 1917 года.

Особенности выступления в обороте негласного товарищества заставили российского законодателя предусмотреть и специальные правила по поводу ответственности участников негласного товарищества. Так как для третьих лиц очевиден только один, гласный, участник, то по сделкам, совершенным им от собственного имени, но в общих интересах, ответственность перед ними несет именно этот участник. В отличие от общих норм о простом товариществе, где каждый участник отвечает по общим обязательствам либо солидарно, либо долевым способом, в негласном товариществе именно гласный участник несет ответственность всем своим имуществом по заключенной им сделке. Негласные товарищи затем возмещают ему расходы и убытки по сделкам, обязательства по которым являются для них общими. Непосредственно перед третьими лицами ответственности негласные товарищи не несут.

Подобное положение с ответственностью позволяет избежать возможных недоразумений, а также защищает интересы третьих лиц. По сравнению с долевой ответственностью участников российского простого товарищества, такая форма удобнее всего для кредиторов. Это проявляется в том, что, в отличие от договора простого товарищества, где кредитор вступает в отношения со стороной, представленной несколькими лицами, к каждому из которых, возможно, придется предъявлять вещно-правовой или обязательственно-правовой иск, в негласном товариществе он вступает в договор с одним лицом, исходя из его платежеспособности и надежности как контрагента, что облегчает в дальнейшем и предъявление возможных требований.

Отношение к негласному товариществу всегда было несколько негативным в России, в отличие от ФРГ. Так было и в 20-е годы прошлого века, так происходит и сейчас. Как справедливо отмечал В.Ю. Вольф5, это навевается несколько одиозным характером его названия – «негласное товарищество». С ним связывается представление о некоем введении в заблуждение или даже прямом обмане. Такое представление, как подчеркивал В.Ю. Вольф, ничем не обоснованно. Третье лицо имеет дело только с гласным товарищем, непосредственно оценивает его как контрагента и поэтому не может быть обмануто только в силу какой-то структурной особенности негласного товарищества. Не должна настораживать такая форма предпринимательской деятельности и контролирующие органы, так как негласным это товарищество является только для третьих лиц – участников оборота, а не для налоговых или иных контролирующих органов, в силу того, что негласность товарищества не освобождает его участников от обязанности вести учет и представлять налоговую отчетность.

В новейшем российском законодательстве в статья 1054 ГК РФ 2016 года предусмотрена единственная краткая статья, посвященная нормированию этой разновидности товариществ.

Она гласит, что договором простого товарищества может быть предусмотрено, что его существование не раскрывается для третьих лиц (негласное товарищество). К такому договору применяются предусмотренные настоящей главой правила о договоре простого товарищества, если иное не предусмотрено настоящей статьей или не вытекает из существа негласного товарищества.

В отношениях с третьими лицами каждый из участников негласного товарищества отвечает всем своим имуществом по сделкам, которые он заключил от своего имени в общих интересах товарищей.

В отношениях между товарищами обязательства, возникшие в процессе их совместной деятельности, считаются общими.

Подведя итог, следует отметить наибольшую степень однородности в регулировании этой разновидности товарищества в ФРГ и РФ. Как отмечалось выше, негласные товарищества является разновидностью простых товариществ (РФ) и товариществ гражданского права (ФРГ). Все четыре виды товариществ сформировались исторически на основе древнеримского консенсуального договора societas. Однако в ФРГ это товарищество стало формой объединения лиц, а в РФ исторически сохранило свой первоначальный обязательственно-правовой статус.


  1. Савельев А.Б. Негласное товарищество. Труды Кировского филиала МГЮА. – Киров, 1998, № 2, с. 67
  2. Вольф В.Ю. Основы учения об акционерных обществах и товариществах. - М., 1927, с. 57
  3. Савельев А.Б. ibid. - с. 68
  4. Вольф В.Ю., Указан. соч., с. 58
  5. Вольф В.Ю., Указан. соч., ст. 58